Евгений Хонтор
Зверь с гривой из трав и ветра
Самые важные термины - в конце текста.
В паре слов о ситуации, не углубляясь в детали: речь идет о ритуальном смертельном поединке хайнского жреца (Харро) и лионара (Вэлхар, Вэл-Хар). Победитель получает некое очень важное свойство (причем важное не лично для себя, а для своих сородичей). Чтобы ритуал сработал, между бойцами должна быть крепкая дружеская связь, вопреки предстоящему поединку.
Харро и Вэлхар = Командор и Черныш, их самая первая встреча еще до Миров Сотворенных. В начатом романе Черныш не помнит свои прошлые жизни, а Командор не узнает Черныша. Однако они не случайные встречные, а старые знакомые.

Колыбельная после схватки
I
В лапах мертвого зверя, как на руках отца,
Спи, невинный убийца, жестокий сын.
Спи - пусть хотя бы сны пощадят тебя:
Будь твоя воля - ты спал бы с ножом в груди.
Там ведь уже - как лезвие, как огонь.
Там ведь теперь - то ли крик, то ли тишь.
Ты встанешь, ты будешь сильным, ты оживешь.
С открытой раной в груди и с солнцем в руках.

Братская кровь - по локоть живым огнем.
Ты поведешь народ, освещая путь.
Через шершавый мир, что трет до костей,
Через болезнь и голод, неправду, смерть.

Завтра, когда проснешься - в далекий сад.
Ради того, кто умер, и тех, кто жив.
читать дальше

Мысленный монолог Харро в предверии поединка.
«Я не знаю, сердце наше в плену иллюзий, или глаза. Хотис, ты великий поэт, но я не верю тебе. Твои песни - как утешение перед смертью, как зов для раненого зверя. Этот мир прекрасен, говоришь ты, и нет любви прекраснее сострадания. Называть прекрасным отвратительное - что нам еще остаётся? Иначе не выжить, иначе сердце станет клубком крыс и сожрет изнутри. Истина - она как ящер, и каждый из нас, как кормовой зверь, бежит от ее клыков. Как мы не щадим тех, кто выбран для смерти, так и она не пощадит никого.
И ты, Вэлхар, вторишь обманщику-Хотису, говоришь мне про колесо жизни, тогда как это я должен бы утешать тебя и убеждать. Мой легкомысленный любимый брат, правда в том, что один из нас убьет другого. Правда в том, что я смогу это сделать, несмотря на всю глубину нашей дружбы. И смогу пережить. Вот что пугает меня куда больше, чем сам поединок: мы, хайны, - бессердечные твари, научились видеть красоту вместо ужаса. Сердце у нас фальшивое, заводная игрушка. И совесть - только чтобы прикрыть ложь необходимостью. Что ж, необходимость, и верно, есть - хоть в чем-то мы честны перед собой. И лишь поэтому я молчу, Вэлхар, не разрушаю твоих иллюзий.
читать дальше

@темы: Черныш, реальность №2, стихи